Иванов Александр Андреевич

Текстовая версия форума: Живопись и Графика

Полная версия топика: Иванов Александр Андреевич
Полная версия форума: Живопись и Графика
Страницы: [1]

marmudon
Иванов Александр Андреевич (1806 - 1858)

Иванов Александр Андреевич

Н.Г. Чернышевский:
«Иванов принадлежал по своим стремлениям к небольшому числу избранных гениев,
которые становятся людьми будущего».


Александр Андреевич Иванов родился 28 июля 1806 года в Петербурге в семье профессора исторической живописи Андрея Ивановича Иванова. Уже в одиннадцать лет, подготовленный отцом, он поступает в Академию на правах «постороннего ученика» и, в отличие от воспитанников Академии, продолжает жить в семье. Первый свой успех художник переживает в восемнадцать лет: за картину на сюжет «Илиады» Гомера «Приам, испрашивающий у Ахиллеса тело Гектора» (1824) ему присуждают золотую медаль.

Приам, испрашивающий у Ахиллеса тело Гектора. 1824
Холст, масло. 119 x 124.7 см

Иванов Александр Андреевич
(смотрите в открытом окне)

Это сообщение отредактировал marmudon - 28-11-2008 - 14:39
marmudon
Ученические годы художник завершает исполнением программной работы на библейский сюжет «Иосиф, толкующий сны заключенным с ним в темнице хлебодару и виночерпию» (1827). Иванов получает звание художника и награждается золотой медалью первого достоинства.


Иосиф, толкующий сны заключенным с ним в темнице хлебодару и виночерпию (1827)
Холст, масло. 178,5 х 213 см

Иванов Александр Андреевич
marmudon
В 1823 году отец и сын (17 лет) Ивановы расписывали иконостас церкви Праведных Захарии и Елизаветы. И здесь важно отметить, что за их работой внимательно следила императрица Елизавета Алексеевна, которая писала для этого храма икону «Благовещение». Она была художницей, ученицей академика Александра Егорова.
Елизавета Алексеевна не могла не встретиться с ними. И встреча эта состоялась в Зимнем Дворце, в домóвой церкви которого в это время хранилась десница Иоанна Предтечи, юный Александр Иванов, увидев десницу – ту самую руку, которая почерпнула воды из Иордана и вознеслась над головой Иисуса Христа при Его Крещении, что приведет его позже к мысли о написании главной картины – «Иоанн, указывающий на Мессию», более известной как «Явление Христа народу».
marmudon
В первые годы пребывания в Риме он пишет картины «Аполлон, Гиацинт и Кипарис, занимающиеся музыкой» (1830–1834) и «Явление Христа Марии Магдалине». Обе картины отличаются возвышенным благородством и классическим совершенством форм. Особенно вдохновенны образы Аполлона и его юных друзей, в которых художник воспел высокий строй чувств и творческий порыв подлинного поэта.

Аполлон, Гиацинт и Кипарис, занимающиеся музыкой и пением. 1834
Холст, масло. 100 х 139

Иванов Александр Андреевич

Явление Христа Марии Магдалине после воскресения. 1835
Холст, масло. 242 х 321

Иванов Александр Андреевич
marmudon
Первоначально, еще не имея сколько-нибудь отчетливого плана картины, Иванов вдохновлялся уже одной идеей сюжета «Явления Мессии». То был предмет его постоянной гордости, побуждающей к таким, например, заявлениям: «Если бы в сию минуту Богу было угодно лишить меня здешней жизни, то я поблагодарил бы его за то, что он прославил меня отысканием первого сюжета в свете!»

Приступая к картине в 1834 году, Иванова всего более интересовало покаянное состояние свидетелей появления Мессии, изображаемых им, но позже его интересовало другое. Ему важно было прочесть в выражении лиц, невольных движениях, жестах, реакцию каждого на слова, услышанные от Иоанна Крестителя.
marmudon
Замысел его «всемирного сюжета», центрального произведения жизни, получает четкую определенность как тема «Явления Мессии», то есть прихода Спасителя к толпе «лиц разных сословий, разных скорбящих и безутешных» (из описания в записной книжке 1830-х гг.), собравшихся вокруг Иоанна Крестителя на берегу Иордана. Пророк вдохновляет толпу надеждой на избавление от скорбей и бед, мощным жестом указывая на приближающегося издали Бога-Сына. Работа над картиной растянулась на 20 лет, размеры ее стали гигантскими (540 на 750 см).


Явление Мессии. 1836—1857.
Холст, масло. 540 х 750
Иванов Александр Андреевич


пророк Иоанн, совершая обряд крещения над жителями Иудеи, видит Христа, идущего к нему, и возглашает народу: «...вот Агнец Божий, который берет на себя грехи мира»
marmudon
Наступила минута, в которую верили и не верили, надеялись и сомневались; надежда на избавление от зла и грядущее царство гармонии вспыхнула с новой силой. В толпе, собравшейся на берегу Иордана, Иванов изобразил разных людей: здесь и богатые и бедные, юные и старые, невинные и грешные; и те, что сразу отозвались сердцем на появление искупителя, и те, что продолжают сомневаться; здесь будущие ученики Христа — апостолы и его будущие гонители — фарисеи. Здесь и раб с веревкой на шее, который прислушивается к словам пророка, и на губах его проступает улыбка, трудная, чуждая его измученному лицу.

Захватывающая грандиозностью своей концепции, своим пафосом — «царям земли напомнить о Христе», — реализмом многих фигур и лиц, она все же отдает академическим «сочинением» в группировках; кроме того, цвета локальны, разобщены, отсутствует та живая колоритность, которой дышат натурные этюды.
marmudon
На библейские акварели и рисунки (так называемые «Библейские эскизы») ушли все творческие силы мастера на последнем этапе его жизни.

Под воздействием рационализма Штрауса живописец несколько охладевает к «Явлению Мессии», хотя и доводит работу до конца. Новый, еще более грандиозный проект, проект храма, влечет художника — для него, в виде эскизов будущих росписей, он создает огромный цикл библейских акварелей и рисунков (1850-е гг.). Мерная эпическая ритмика сочетается тут с феерическими романтически-визионерскими эффектами, предвосхищающими искусство символизма.

Миф и историческая среда, легендарность и подлинность, повседневность и чудо сплавлены воедино в библейских эскизах («Бичевание Христа» , «Христос и Никодим», «Иосиф Аримафейский и Никодим переносят тело Христа». Художник достигает «живого воскрешения древности». Порой кажется, что сам он бродил под жгучим палестинским солнцем вслед за пестрой толпой, среди мытарей и рабов, внимая пророчествам странствующего проповедника.

Бичевание Христа. 1850-е гг.
Бумага коричневая, акварель, белила, кисть. 29,5 х 46,5
Иванов Александр Андреевич

Христос и Никодим. 1850-е гг.
Бумага коричневая, акварель, белила, кисть. 26,5 х 39,5
Иванов Александр Андреевич

Иосиф Аримафейский и Никодим переносят тело Христа. 1850-е гг.
Бумага коричневая, акварель, белила, кисть. 43,5 х 60,5
Иванов Александр Андреевич
marmudon
Библейские эскизы были своеобразным подведением итогов творческой жизни художника. Достигнув классической зрелости, Иванов творит по велению сердца, легко и свободно. Эскизы настолько артистичны, что если на мгновение забыть о его колоссальном труде, может показаться, что листы эти рождались на едином дыхании».

В поисках соратников для своих художественно-философских замыслов Иванов в 1857 году специально едет в Лондон знакомиться с А. И. Герценом, а позднее встречается с Н. Г. Чернышевским. Однако его возвращение на родину в 1858 году отнюдь не было триумфальным, не соответствовало его «мессианским» надеждам. Художник наталкивается на равнодушие и либеральных кругов, и официальной критики. Прожив в Петербурге всего шесть недель, Иванов скоропостижно скончался. Однако его посмертное влияние и авторитет с течением времени лишь возрастали. Не создав школы в прямом смысле слова, он стал универсальным учителем мастерства для многих поколений российских художников самого различного толка — от позднего романтизма до авангарда.

Страницы: [1]